На правах рекламы:

домов строительство домов под ключ проекты и цены

• Смотри здесь brodawki przy paznokciu.

Тестовый хостинг с полным функционалом и панелью управления ispmanager.

Литературно-художественный альманах

Наш альманах - тоже чтиво. Его цель - объединение творческих и сомыслящих людей, готовых поделиться с читателем своими самыми сокровенными мыслями, чаяниями и убеждениями.

"Слово к читателю" Выпуск первый, 2005г.


 

Выпуск первый

Владимир Каганов

ВЕЛИКИЕ ФИЛОСОФЫ

Цикл сонетов

История философии насчитывает множество славных имён, большинство которых ныне известно лишь специалистам. Однако в западной культуре есть примерно 100 великих философов и мыслителей, имена которых должен знать любой образованный человек. Условно говоря, это духовные учителя Европы, давшие ей основные идеи и принципы её самосознания, – от Гераклита до Хайдеггера. Было бы весьма желательно также представлять себе, в чём заключается их вклад в духовную жизнь человечества.

Увы, то скудное философское образование, которое даётся в наших вузах, делает эту задачу практически невыполнимой. Как можно привлечь внимание студентов к этим величественным и далёким фигурам прошлого? Как можно зажечь души студентов их идеями, их проблемами, их поисками? Наиболее доступный способ достичь этого – приблизить к нам человеческий облик мыслителя, реалии его жизни, какие-то факты биографии, тесно связанные с его духовными поисками. Идеи ожившего для нас человека сами становятся живыми, увлекаясь им, мы невольно проникаемся его размышлениями и поисками. Лучшее введение в философию Гегеля – биография Гегеля. Хотя в литературе есть немало таких биографий, вряд ли они доступны студентам, – у них просто нет времени на подобное чтение.

А нельзя ли дать краткие, но выразительные портреты великих философов, допустим, в виде цикла стихотворений? Вот так и родился замысел цикла сонетов «Великие философы». Вы уже познакомились с ними, так что можете сами судить о том, насколько удалась мне эта затея. Конечно, было бы правильнее начать цикл с античных философов, – но так уж получилось, что я начал с Декарта, а позже уже не было времени вернуться к этой работе – а, может быть, настроения. Конечно, следовало бы довести галерею этих портретов до конца ХХ века – но, увы, причины те же… Я не теряю надежды на то, что мне ещё удастся осуществить этот замысел в полном объёме – от античности до наших дней. Возможно, эти стихи будут интересны не только изучающим философию, но всем мыслящим, интеллигентным людям. Возможно, они даже пробудят у них интерес к более серьёзному знакомству с творчеством данных философов. Во всяком случае, сам я получил несомненное удовольствие от этой работы – и это уже оправдывает затраченные усилия. Конечно, меня интересовало мнение профессиональных философов о моём скромном опыте. К моей радости, первый же философ, которому я показал мой труд, – доктор философских наук, профессор И.С. Алексеев – отозвался о нем с большой похвалой. Другие отзывы были тоже более чем лестны для меня. В конце концов, я решил, что мой труд созрел для публикации. Теперь он перед Вами.

В. Л. Каганов, 10 марта 2005 г.

ДЕКАРТ

Картезианство нынче снова в моде.

Рене Декарт, французский офицер,

По-моему, подал дурной пример,

Подсунув геометрию Природе.

Учил и Пифагор в подобном роде,

Но Пифагор был всё же не Гомер.

Нелепа мысль, что форма и размер

Содержат дух, как масло в бутерброде.

Где жизнь в упадке, торжествует разум.

Но дуализм кончается маразмом,

Поскольку всё же: vivo ergo sum.

Суровый климат погубил Декарта.

Как выяснилось, Швеция - не Спарта.

Не сладив с телом, пал великий ум.

ПАСКАЛЬ

Природа не боится пустоты.

Но сам Паскаль всегда её боялся.

Поэтому, возможно, он остался

У янсенистов, где от суеты

Нашёл спасенье. Лучшие цветы

Своей души, как сам он выражался,

Он в «Мыслях» воплотил. Но смена галса

Преобразила берега черты…

Иная жизнь, созвездия иные

Ему открылись. Может быть, впервые

Он понял, что таится в бездне Бог.

И он постиг: от бездны нет спасенья!

У мыслящего бедного растенья

От этой мысли разум изнемог.

СПИНОЗА

Барух Спиноза, тихий иудей,

Хотел во всей природе видеть Бога.

Эвклидов метод - слабая подмога,

Чтоб мир собрать из модусов идей.

Но, одержим задачею своей,

Он линзы шлифовал не хуже слога,

И ни голландский клир, ни синагога

Осилить не смогли натуры сей.

Он, в сущности, прожил, как чистый мальчик.

И если чистота хоть что-то значит

На неподкупных Господа весах,

Я думаю, ему простится метод,

Поскольку всё же прав Спиноза где-то,

Усматривая вечность на часах.

ЛЕЙБНИЦ

При Брауншвейгском герцогском дворе

Философу жилось не очень сладко.

Но дух немецкий требует порядка

И, так сказать, гармонии in re.

А посему весь божий мир - тире -

Свести необходимо без остатка

К гармонии; подобная догадка

Для Лейбница есть ключ ко всей игре.

Но как же сладить со свободой воли?

А вдруг монады выбьются из роли -

И вдребезги гармония тогда!

Несовершенство методов допроса 

Мешало разрешению вопроса -

Осталась тайна тайной навсегда.

КАНТ

Суровый Кант не одобрял сонета.

Ему не позволял императив

Излиться, чувством разум оперив,

В свободную фантазию поэта.

А так как ни Лаура, ни Джульетта -

Италии пленительный мотив -

Им не были допущены в актив,

То не было и повода на это.

Бедняга, он попал в другой капкан.

И Чистый Разум свой имел изъян -

Неразрешимых антиномий язву.

Он так и не сумел их разрешить.

Чтоб за уши поймать двух зайцев сразу,

Агностиком, наверно, мало быть.

ФИХТЕ

Сын сельского ткача был крепкий малый.

Упрям и по-немецки грубоват,

Он Лютеру по духу в чём-то брат,

И для него субъект - всему начало.

У Фихте «Я» свободно полагало

Себя и мир. Но он хитрей, чем Кант:

«Я» и «не-Я» здесь противостоят,

Друг в друге отражаясь, что давало

Намёк на синтез. В самом деле, «Я»,

Творя весь мир, в нём познаёт себя.

Красивое, не спорю, построенье,

Но панлогизмом всё-таки грешит,

Поскольку «Я» - разумный индивид,

И мир тогда - всего лишь представленье.

ШЕЛЛИНГ

Он начинал, пожалуй, как поэт,

Романтик, мистик и натурфилософ.

И голова кружилась от вопросов,

И Абсолют струил предвечный свет.

Но как их сочетать: субъект - объект?

Как шхуну провести меж двух утёсов?

Где Всеединства скрыт желанный остров?

Возможно, в древних мифах дан ответ?

Спасение, конечно, в откровенье!

Но ум его опять поник в сомненье:

Как Дух с Природой воссоединить?

И тот, кто жил высоким вдохновеньем,

Окончил дни свои в полузабвеньи -

Он потерял связующую нить.

ГЕГЕЛЬ

Окончив богословский институт,

Он пастором не стал. Иные дали

Смышлёного Георга привлекали:

Дух, Разум, Универсум, Абсолют.

Он верил: Дух с Природой совпадут!

Он видел мир в логическом кристалле,

Но силой Духа формы оживали -

В самих вещах понятия живут!

Весь мир в диалектическом движенье

Он охватить хотел. И, к сожаленью,

Поверил в то, что вправду охватил.

Ум Гегеля - не Разум Абсолюта

И даже не Всемирный Дух. Вот тут-то

Он главную ошибку совершил.

ШОПЕНГАУЭР

Сын гданьского купца не стал купцом,

Но с юных лет он понял как-то сразу,

Что миром движет воля, а не разум,

И мир, по сути дела, есть фантом.

Он Гегеля поймал уже на том,

Что оптимизма лживого заразу

Тот ставит на сомнительную базу

Прогресса духа - дух-то здесь при чём?

Гримасы духа - это только маски

Слепой стихии, ищущей развязки

И устремлённой в смерть, как свой предел.

Не понятый при жизни, озлоблённый,

К спасительной нирване устремлённый,

Он так её достичь и не сумел.

ФЕЙЕРБАХ

Что не был Людвиг Фейербах Христом,

Доказывать особенно не надо.

Он человек. Ходячая монада.

И материалист при всём при том.

Религия, по Людвигу, фантом

И опиум навроде самосада.

Бог в человеке. С головы до зада

Он чувственный, земной - таким финтом

Мы упраздняем Бога как химеру

И возвращаем человеку веру

В то, что его природа - в нём самом.

Любовь ко всем - особо половая

Людей связует. Это сознавая,

Займёмся созидательным трудом.

КЬЕРКЕГОР

Спекулятивный разум умирал,

И юный Сёрен это ясно видел.

Все тайны были скрыты в индивиде,

Но ключ к разгадке далеко лежал.

Он знал лишь то, что ничего не знал.

Отчаянье заброшенных в Аиде -

Вот наша жизнь. Но veritas in fide:

Иов взывал - и Бог ему воздал.

Познанье, наслажденье, добродетель -

Лишь призраки. Души твоей свидетель

И Судия - один лишь только Бог.

Комичны философские потуги,

Песку подобны знанья и заслуги -

И остаётся вечный диалог.

НИЦШЕ

Классический филолог верил в миф.

Для Ницше жизнь едина с Дионисом

И волей к власти. Под таким девизом

Он возвестил нам свой императив.

Век Заратустры сумрачно открыв,

Он чувствовал себя вторым Улиссом,

Бестрепетно стоящим перед Стиксом,

С сознанием, что он пока что жив.

Он знал, что он последний из великих.

И с отвращеньем в ордах толп безликих

Предчувствовал судьбу своих идей.

Но он своей мечте остался верен:

Ещё придёт прекрасный гордый эллин

Освободить залгавшихся людей.

ДЖЕМС

Уильям Джемс открыл поток сознанья

Как изначальный опыт бытия.

В нём каждый чист, как в плеске волн дитя,

И он первичней всякого познанья.

Наука - это вроде наказанья

Сознания, которое шутя,

Безумствуя, любя или грустя,

Творит свой мир по прихоти желанья.

Вы спросите: но где здесь прагматизм

И тайно скрытый империализм,

Который, как известно, чужд науке?

Что вам сказать? Наверное, он в том,

Что каждый хочет жить. А также в том,

Что жизнь не терпит глупости и скуки.

БЕРГСОН

Анри Бергсон считал, что интеллект -

Не самый умный малый в школе жизни.

Мир, явленный в интуитивной призме,

Богаче, чем игра в субъект-объект.

Мир - творческий порыв, живой аффект,

Бескрайний океан цветущей жизни,

В котором разум ищет механизмы,

Не в силах обнаружить сам эффект.

Смысл жизни - не в познанье, а в дерзанье!

Жизнь - это поиск, схватка, состязанье,

Где победитель получает приз.

(Я верю, что мой грамотный читатель

Поймёт, в чём заблуждается писатель,

И отсечёт реакционный смысл).

МАРКС

Вождь мирового пролетариата

Дорогу к коммунизму указал.

Он мудро диалектику связал

С историей. Звук грозного набата

Он миру возвестил. Придёт расплата -

И рухнет побеждённый капитал!

Но вот что Маркс не до конца познал:

Победа поражением чревата.

Во всём исток противоречья скрыт.

Рабочий класс, возможно, победит -

Но нет у диалектики предела…

Маркс знал, какие силы он призвал -

И призрак по Европе зашагал

До Азии. Мавр сделал своё дело.

ЭНГЕЛЬС

Великого Учителя собрат,

Он создал «Диалектику природы»

И тем упрочил каменные своды

Матерьялизма, дав нам диамат. 

Неоспорим бесценный этот вклад

В учение марксизма. Правда, годы

Слегка сместили некие подходы

Сего труда. Науки не стоят

На месте, как известно. Но суть дела

Не в этом. Как природа углядела

Свои законы? Кто ей разум дал?

Даны ль законы эти ей от века

Иль это лишь созданье человека?

Увы, он это так и не узнал. 

Октябрь 1982 г.

 

БРИТАНСКИЕ ФИЛОСОФЫ

(шесть сонетов)

БЭКОН

Удачливый придворный карьерист

Имел резон считать, что знанье - сила.

Британия над миром восходила,

А истинный британец - оптимист,

Эмпирик трезвый, материалист -

Таким его природа сотворила.

Мысль Бэкона бесстрашно уличила

Химеры духа - ум его был чист,

Как чистая доска. Он свято верил

(Увериться желал, по крайней мере),

Что мир - всего лишь сложный механизм.

Индукции здесь явно было мало,

И доказательств тоже нехватало -

Зато торжествовал матерьялизм!

ГОББС

Соединив британский эмпиризм 

С картезианским рационализмом,

Гоббс увенчал всё это атеизмом

И тем упрочил материализм.

Он первым понял, что социализм

Соединит гигантским механизмом

Всё общество, поскольку эгоизмом

Людей руководит детерминизм.

Идеи замечательные эти

Теперь уже известны всей планете -

И, видит Бог, не Гоббс тому виной.

Он долго жил, переводил Гомера,

И, твёрдо веря, что душа - химера,

Без страха в вечный отошёл покой.

ЛОКК

У Локка эмпиризм достиг расцвета.

Идей врождённых нет - так учит Локк.

Философ выступал как педагог

И моралист. Разменная монета

Ходячих истин в логику одета,

И номинально допустим и Бог -

Как общее понятье; вот итог

Филистерства, нашедшего свой метод.

А, впрочем, этот Локк был славный малый.

Умеренность его вошла в анналы.

Он не фанатик - добрый либерал.

Терпимость англичан, их здравый смысл

Удачно воплотились в Локка мысль -

Он, в сущности, достиг, чего желал.

БЕРКЛИ

Епископ Беркли спорил с атеизмом,

Но, впрочем, был большой оригинал,

Поскольку веру в Бога защищал,

Связав номинализм с сенсуализмом.

Мир дан нам в чувствах - через эту призму

Наш разум ощущения связал

И позже их объектами назвал,

Удобным соблазнившись реализмом.

Итак, весь мир есть комплекс ощущений,

А знание есть комплекс отношений

Меж ними - и не более того.

Причина наших ощущений - в Боге,

И вот что получается в итоге:

Мир, в общем, состоит из ничего.

ДАВИД ЮМ

Шотландия нам подарила Юма.

Британской философии Давид,

Он был уверен в том, что индивид -

Исток познанья и его же сумма.

Он в берклианство внёс английский юмор,

Придав ему весьма удобный вид.

Юм на любое мненье говорит:

По-своему вы вправе это думать.

Он доказал, в конце концов, одно:

Ни разуму, ни чувству не дано

Обосновать познанье достоверно.

По-моему, такой агностицизм

Удачно выражает афоризм:

«Я в это верю - значит, это верно».

СПЕНСЕР

В отрочестве я Спенсера постиг

Так, как его представил Мартин Иден.

Мне и сейчас не Спенсер - Мартин виден:

Борьба за жизнь - любовь - последний миг…

Но я закрыл мальчишеский дневник.

Увы, он не романтик, а, к обиде,

Позитивист. Он видит в индивиде

Ступень прогресса - вечной Силы лик.

Прямой наследник Бентама и Милля,

Он прогрессист умеренного стиля

И, в сущности, почтенный дарвинист.

Хоть тайна бытия непостижима,

Она путём прогресса достижима -

Так учит нас британский оптимист. 

Октябрь 1982 г.