На правах рекламы:

Качественные Запчасти бу с разборок Польши

Литературно-художественный альманах

Наш альманах - тоже чтиво. Его цель - объединение творческих и сомыслящих людей, готовых поделиться с читателем своими самыми сокровенными мыслями, чаяниями и убеждениями.

"Слово к читателю" Выпуск первый, 2005г.


 

Выпуск третий

Рифмы и ритмы

Поэт ХХ века – это ребенок, которого тренируют в уважении к

голым фактам исключительно жестоко просвещенные взрослые…

Чеслав Милош 

Владимир Азаров

ВСЁ ПРОХОДИТ В ЭТОМ ЗЫБКОМ МИРЕ…

* * *

В карих, печальных глазах собаки,

одиноко лежащей на досках крыльца

деревянного старого дома,

скорее увидишь сострадание и доброту,

нежели искать их

у быстро снующих под нудным

осенним дождём прохожих,

отгородившихся друг от друга  большими,

тяжелыми от воды зонтами.

Собака, с которой вместе мок под дождём –

Почти родной человек.

Так хочется для него

хоть что-нибудь сделать.

Хотя бы свернуться  рядом клубком –

так легче,

намного,

пережидать непогоду.

* * *

Сны нас могут обманывать,

и не сбываться –  пророчества

и может остановиться

сердце

от одиночества.

Искажённое болью лицо

я не спрячу в твои ладони.

Я знаю, чужая боль

тебя никогда не тронет.

На этот не мой вопрос

я не услышу ответа:

я знаю, что ты уйдешь

во второй половине лета...

* * *

Когда  под занавес осеннего заката

летят вне времени, курлыча, журавли,

одна мелодия звучит, тиха и внятна,

мелодия любви, мелодия любви.

 

Последних листьев в призрачных аллеях

и белых паутин уж не видать,

под вещий голос  плачущих свирелей

нисходит в наши души благодать.

 

И вечность, вот она, уже не за горами,

когда в дали летит последний клин

душа дрожит и плачет с журавлями,

как дух един, как дух един.

 

И кто посмеет тонкой паутины

разъять вселенскую связующую нить

с тем сущим в нас и невообразимым,

ради чего на свете стоит жить?

* * *

Снова осень стучится в окошко –

экстрадиция мелким дождём –

у бедняжки озябли ладошки,

непогоду в тепле переждём.

Дождевые прозрачные струйки –

«panta rеi»  – текут по стеклу,

мёртвых бабочек крылья-чешуйки

догорают с закатом в углу.

Nothingness. Только дождь за окошком,

да коптилки нестойкая вонь.

Смысл жизни случайною мошкой

инстинктивно летит на огонь.

Это было иль будет – не важно –

дождь, закат, мёртвых бабочек тлен…

Так и ты вот исчезнешь однажды,

не закрыв note-book перемен.

* * *

...А на горе стоит ольха,

А под горою – вишня,

Он играл за ЦСКА,

За Монреаль не вышло.

В сборной звали все «Пушок»,

Кликнут – откликается.

До сих пор его «щелчок»

Эхом отзывается.

В изголовье – две свечи:

Чёрная да белая.

Женьку до смерти любил,

Что ж ты, смерть, наделала...

А кто не курит и не пьёт

Тот от пули не умрёт,

Не возьмёт его и нож,

От судьбы лишь не уйдёшь.

…Вышла песенка моя

Глупая да странная.

До чего же ты, судьба,

Дама своенравная...

* * *

Всё проходит в этом зыбком мире –

и любовь, и страсть и красота,

занимая в призрачном эфире

с первого по третие места.

Мы спешим, торопимся куда-то,

но известен жизненный итог –

смерть придёт, мгновенна и крылата,

заберёт в свой сказочный чертог.

Описать его красот словами

недостанет времени и сил,

но пока мы существуем с вами,

как бы дьявол нас не поносил.

И тогда, когда придёт расплата,

за свои, чужие ли грехи,

нам во след, мгновенна и крылата,

жизнь прочтёт прощальные стихи.

* * *

Холодно. Продрогшее тело сжалось,

как лягушачья лапка от удара током.

 

Тихо. Слышно, как ворчит наверху соседка,

обронившая катушку ниток.

 

Темно. Большая комната,

как пустой аквариум, запущенна и бездонна.

 

Тоскливо. Жизнь представляется

смятой вчерашней газетой, купленной

второпях

на вокзале.

* * *

…Итак, настал и мой черёд

сердечных мук испытывать досаду

и в действе этом находить усладу,

прекрасно зная: скоро всё пройдёт.

 

Стоит зима. Моих замёрзших слёз,

надежд, тревог и разочарований

не видно Вам на фоне белых зданий –

я сам не верю в непрозрачность грёз.

 

Жить без любви я больше не смогу,

в чём и себе я не спешу признаться.

Нам свыше велено – немедленно – расстаться,

вам – жить  на противоположном берегу.

 

Зима, зима... Под снегом, подо льдом

я, чувства скрыв,  изображу досаду,

когда с тобой случайно рядом сяду

и говорить не буду ни о чём.

* * *

С первым снегом, друзья,

с первым снегом!

Он ещё не успел побелить

Тот край света, где я ещё не был

И куда мне не надо спешить.

 

Славный малый с лохматой собакой

Свою тропку торят напрямик...

Боже мой, как она ставит лапы

И как ярок багровый язык!

 

Ну и что я стою на дороге

В продуваемом ветром плаще?

Эту землю задумали боги

Самой лучшей из бывших вообще.

 

С первым снегом, друзья,

с первым снегом!

Сколько будет его впереди

Под распахнутым воротом неба

Там, где сердце алеет в груди?..