На правах рекламы:

Потенциальные причины того, что кондиционер дует теплым воздухом

Литературно-художественный альманах

Наш альманах - тоже чтиво. Его цель - объединение творческих и сомыслящих людей, готовых поделиться с читателем своими самыми сокровенными мыслями, чаяниями и убеждениями.

"Слово к читателю" Выпуск первый, 2005г.


 

 Выпуск седьмой

 Сибирский музей

На людскую память нельзя полагаться; на беспамятство, к сожалению, тоже.

Станислав Ежи Лец

Наталья Караваева[1]

КОЛЛЕКЦИЯ С.С. ТОРБОКОВА В ФОНДАХ НОВОКУЗНЕЦКОГО ЛИТЕРАТУРНО-МЕМОРИАЛЬНОГО МУЗЕЯ Ф.М.ДОСТОЕВСКОГО

Музеи литературного профиля созданы для того, чтобы сохранять мемориальные комплексы, увековечивать память великих писателей, изучать их творчество и воспитывать своими специфическими средствами современного гармонически развитого человека.

Музей Ф.М. Достоевского единственный на юге Кузбасса литературный музей и поэтому фонды комплектуются не только материалами по жизни и творчеству великого писателя, но и материалами по литературному краеведению. Это даёт возможность изучать и сохранять литературное наследие нашего края.

Одним из наиболее ярких представителей литературы шорского народа является поэт, кайчи Степан Семёнович Торбоков.

Коллекция материалов по жизни и творчеству С.С. Торбокова занимает одно из важных мест в фондах нашего музея по значимости и числу единиц хранения. Достигнуто это благодаря поисковой работе сотрудников музея Ф.М. Достоевского и энтузиазму бывшего преподавателя средней школы села Тайлеп Шатиловой Татьяны Анатольевны. В 1999 году в фонд музея поступило 210 предметов из семейного архива Торбокова, которые были переданы его сыном Валерием Степановичем Торбоковым. Это мебель, предметы быта, утварь, фотографии, книги и документы, графические работы, рукописи и статьи, среди которых стихи Степана Семёновича, записи шорских народных сказок («Ак Салгын» [«Седой Салгын»], «Волшебная сказка», «Чок Анчи» [«Бедный охотник»], «Анчи Астан» [«Охотник Астан»], «Бедняк и три брата-богача», «Пчёлка» и др.), а также шорские народные загадки в переводе Торбокова.

Данные материалы уникальны и представляют собой большую историко-культурную ценность. Наибольший интерес для нас представляют рукописи поэта, документы, иллюстрирующие жизненные этапы его деятельности. Изучая их, мы можем сделать вывод об огромном вкладе Торбокова в развитие шорского народа, его культуры.

С.С. Торбоков родился на заре прошлого века – в конце 1900 года, 24 декабря, в Улусе Тагдыг-аал (ныне город Осинники Кемеровской области), в семье охотника. Учился в церковно-приходской школе, затем в г. Красноярске на курсах учителей хакасов и шорцев, а в 1938 году поступил на заочное отделение Томского государственного университета, по окончании которого, в 1943 году, получил право преподавать географию в средней школе. Работал в Тайлепской сельской школе.

С детских лет С. Торбоков любил слушать сказителей эпоса и каждое сказание, благодаря уникальной памяти, запоминал дословно. Он сохранил в памяти десятки тысяч стихотворных строк шорских эпических песен.

Степан Семенович Торбоков сам был кайчи и свыше шестидесяти лет исполнял каем-пением, под аккомпанемент кай-комуса, двухструнного музыкального инструмента, шорские эпические песни героического содержания, услышанные им в раннем детстве.

Он постоянно исполнял сказания односельчанам, жителям сёл долины реки Кондома, в Северной Шории, изредка и в Южной Шории. Активное исполнение пришлось на 1920-1930-е годы, на те годы, когда были в силе все исполнительские традиции шорского эпоса и была естественная среда певца, когда народ довольствовался достоянием искусства своего народа, когда народный эпос находился в новом расцвете и не просто активно бытовал, а развивался. С. Торбоков исполнял высокохудожественные произведения народного эпоса.

Исполнением своих произведений он учил молодёжь образно мыслить, отличать добро от зла, видеть прекрасное, знакомил с героическим прошлым шорского народа. Другими словами, он занимался эстетическим воспитанием, сеял доброе, вечное и прекрасное.

Однако С. Торбоков острее, чем другие его современники, чувствовал время и те изменения, которые происходили в жизни народа.

Увидев, что заметно ослабел интерес молодежи к героическому эпосу, он взялся за перо. С 1956г., на протяжении почти 30 лет, оставив педагогическую деятельность, Степан Семёнович стал записывать все произведения шорского эпоса, известные ему; затем – построчно переводить на русский язык свои записи. Он никогда не писал под диктовку, благодаря чему сохранялась подлинность устной речи. Работу по сбору и записи шорского эпоса и других жанров фольклора, выполненную С.С. Торбоковым, трудно оценить должным образом. Без преувеличения можно сказать, что Торбоков как собиратель фольклора – явление уникальное в истории фольклористики. Все собиратели фольклора были учёными, или в той или иной степени имели отношение к науке, к научным учреждениям. С.С. Торбоков занимался собиранием, побуждаемый чувством долга перед народом и потомками. Мы не знаем сказителя, который бы сам же пел и сам же записывал им исполненные произведения.

С. Торбоков записал наиболее полные варианты шорского героического эпоса (например, такие поэмы, как «Каан Кес», «Кулер Куш», «Ай Мос», «Алтын Сом», «Кок Адай» и др.).

Кроме произведений эпоса Степаном Семёновичем записано много сказок, легенд, загадок, пословиц и поговорок. Была проделана огромная собирательская работа. Все записи имеют научную ценность, так как они выполнены добросовестно, произведения записаны со всеми подробностями эпического повествования. В них сохранена вся специфика шорского эпоса и исполнительские приемы певца.

Все одарённые кайчи в силу своего образного мышления являются талантливыми поэтами, так как они мыслят образами, создают новые поэтические средства языка, овладевают мастерством рассказчика, певца и музыканта. Поэтический талант Степана Торбокова проявился тогда же, когда он начал исполнять шорские эпические песни, он начал искать наиболее полные варианты отдельных героических поэм. Это было уже творческой работой поэта.

Однако стихи стал печатать поздно, когда за спиной была уже большая жизнь. Он написал свыше 300 стихотворений, которые печатались в периодике и сборниках: «Белая береза», «Пихточка», «Струны Кай-комуса».

Стихи С.С. Торбокова – это особый предмет исследования. По жанровому составу и по родовым признакам они делятся на стихи, написанные по мотивам легенд и преданий, на эпические, лиро-эпические и лирические. Есть стихи, написанные под непосредственным влиянием фольклора. Поэт умело использовал различные поэтические приемы народного устного творчества, но всегда для выражения своего отношения к предмету стиха, к жизни народа. В его поэзии очень сильны гражданские мотивы, стихи глубоко патриотичны. Он является подлинно национальным поэтом шорского народа. Жизнь требовала, чтобы в стихах была отражена история страны, поэтому были стихотворения, прославляющие страну Советов и её вождей («Счастье старого якучи», «Пою страну Советов», «На смерть Сталина»). Но главными в творчестве С.С. Торбокова были темы труда («Счастье старого учителя»), истории шорского народа («Таёжная тропа»), любви к Горной Шории и родному краю.

Так уж распорядилась судьба, что поэт не имел возможности публиковаться на родном языке. Его активное личное творчество выпало на годы забвения шорского языка. С.С. Торбоков вынужден был делать русские подстрочники своих стихотворений и на основе этих дословных переводов поэты-переводчики (первый был хакасский поэт А. Кильдичасков, а позже – поэт Г. Сысолятин, литераторы М. Небогатов и В. Махалов) создавали свои собственные поэтические произведения. То есть Торбоков не звучал как своеобразный национальный шорский поэт, а был лишь материалом для переосмысления русских, кузбасских поэтов. Надо сказать, что это была обычная практика переводов на русский язык произведений советских национальных литератур.

Творчество этого самобытного шорского поэта было высоко оценено учёными многих сибирских вузов и Москвы.

Коллекция С.С. Торбокова в фондах литературно-мемориального музея Ф.М. Достоевского является ценнейшим материалом по изучению культуры шорского народа.

Большое место в коллекции занимают документы семьи С. Торбокова. Среди них: диплом об окончании географического факультета педагогического института заочного обучения при Томском государственном университете им. В.В. Куйбышева по специальности география в 1943 году; военный и профсоюзный билет, пенсионная книжка Степана Семёновича, членская книжка его и супруги Анастасии Алексеевны, её свидетельство о рождении, свидетельство о браке, классификационный билет спортсмена сына Валерия о присвоении ему третьего разряда по шахматам и свидетельство о смерти С.С. Торбокова.

Но среди официальных (общественных) документов есть документы бытового характера, которые имеют большой исследовательский интерес. Они рассказывают не только о Торбокове-поэте, кайчи, но и о Торбокове-человеке, с житейскими заботами, о бытовом, хозяйственном и жизненном укладе его семьи.

С этой точки зрения обратимся к некоторым, на наш взгляд, интересным материалам. Перед нами документ за 1978 год из Новокузнецкого райисполкома, в котором сообщается, что С. Торбоков поставлен на очередь для приобретения автомобиля в личное пользование и получит его в 1979 году. К этому официальному документу на листке перекидного календаря за 26 декабря Степан Семёнович прикладывает свою смету о материальных возможностях семьи, так и называет её – «План добычи средств на покупку легковой автомашины и другие нужды». Далее расписывает возможный доход за шесть месяцев (с декабря по май), доход от продажи мёда и коровы и тут же, рядышком, в столбиках предстоящие расходы: покупка мяса, лука, молока, масла, семечек, дров, поросят, пальто, хлеба и так далее, и всё это с математическими расчетами.

Документов, подтверждающих покупку автомобиля, у нас нет.

Среди прочих документов есть справка, выданная на основании хозяйственной книги за 1974 год о составе семьи Степана Семеновича Торбокова и о том, что он действительно проживает в посёлке Тайлеп, а также копия врачебной справки о том, что С. Торбоков страдает кардиосклерозом и митральным пороком сердца, и по состоянию здоровья ему рекомендуется ограниченное хождение на недалёкое расстояние, и невыполнение физического труда.

Конечно, Степан Семёнович не мог выполнить предписание врача о невыполнении физического труда, так как в доме было большое хозяйство: 3 коровы и 6 тёлочек – это подтверждает наличие ещё одного документа – «Свидетельства о добровольном страховании животных» 1979 года; кроме того, С. Торбоков занимался большим писательским трудом, вёл обширную переписку.

Из писем, принадлежащих С. Торбокову, которые находятся в фондах музея Ф.М. Достоевского, можно выделить: 1) письма сына Валерия Торбокова к родителям; 2) письма Степана Семёновича к Михаилу Небогатову и его семье; 3) письма, касающиеся общественной деятельности С. Торбокова. По воспоминаниям сына Валерия «Слово об отце», Степан Семенович неоднократно избирался заседателем в Кузедеевский народный суд. В одном из писем он с негодованием обличает расхитителей кооперативно-колхозной собственности в селе Кузедеево, в другом – Степан Семенович, используя свой авторитет и известность, предлагает похлопотать, чтобы восстановить доброе имя оступившемуся, но хорошему человеку, своему бывшему ученику.

Большая часть писем – это переписка (неполная) с одним из московских литературных музеев о закупе рукописей С. Торбокова, переписка с издателями о публикации его материалов в газетах и сборниках.

Есть интересный документ: «Заявление в институт гуманитарных исследований (вероятно, Хакасский научно-исследовательский институт языка, литературы и истории, г. Абакан, – авт.) о приобретении записей шорского фольклора»; С. Торбоков даёт перечень шестнадцати сказаний. Нам не известно, какие именно из предложенных произведений были приобретены институтом. Но в фондах музея Ф.М. Достоевского хранится сказание, указанное в списке к приобретению – это шорское героическое сказание «Кок – Торчук» (Синий соловей). На обложке после названия написано: «Сказитель С. Торбоков. Запись и перевод С. Торбокова, начато 18/I – 62 года, закончено 16/III – 62 года, размер 6,3 п.л.». Запись сделана в девяти школьных сброшюрованных между собой тетрадках. Текст сказания с чёткой стиховой разбивкой – на левой страничке идёт текст на шорском языке, на правой – смысловой перевод на русский язык. И пересказ сказания «Кубай – Салгын» (Барахтающийся ветер), сделанный С. Торбоковым, само сказание также упомянуто в вышеуказанном списке к приобретению институтом.

Дать полный обзор творческому наследию Степана Семёновича Торбокова, которое хранится в литературно-мемориальном музее Ф.М. Достоевского, очень сложно. Это особый предмет исследования и обширное поле для современных исследователей культуры и истории шорского народа.

Как написал сам С. Торбоков одному из сотрудников института: «Пусть не смущает Вас большое количество записей. Пока мы – старики живы, берите у нас всё, что мы можем».

Источники:

1. А.И. Чудояков. Этюды шорского эпоса. – Кемерово, 1995.

2. Шорский сборник. – Кемерово, 1994.

3. Кузнецкий рабочий. – Новокузнецк, 1998. – 8 окт.

4. Алтын шор «Золотая Шория». – Ч.4. – Кемерово, 1996.

5. Алтын шор «Золотая Шория». – Ч.3. – Кемерово, 1996.

6. НЛММД. Материалы из фонда С.С. Торбокова.