На правах рекламы:

• По низким ценам прокат машин в киеве недорого и со скидкой.

Литературно-художественный альманах

Наш альманах - тоже чтиво. Его цель - объединение творческих и сомыслящих людей, готовых поделиться с читателем своими самыми сокровенными мыслями, чаяниями и убеждениями.

"Слово к читателю" Выпуск первый, 2005г.


 

Выпуск четвёртый

Мы - о них

Прожив неделю в Париже, я как нельзя лучше понял Францию, прожив в ней три года - совершенно не понимаю ее.

Курт Тухольский

Георгий Петрович

МОЙ ПАРИЖ

Париж – это праздник,

 который всегда с тобой

Эрнест Хемингуэй

Куда нам с грыжей до Парижа -

Шутил неглупый, но блатной

Мой друг в Перми, что жил пониже,

Я как сейчас наш дворик вижу

Опасный ночью, проходной.

 

Но мы читали «Жерминаль»

И знали, где Булонский лес,

А кто-то пел про Пляс Пигаль

И всех смешил Луи Фюнес.

 

Ласкали слух слова: манто,

Бистро, шантан и волонтеры.

Мы знали точно, кто есть кто:

Жан-Жак Руссо, Кусто, Кокто,

Д`Артаньян и мушкетеры.

 

Какой божественный салат

Из слов, знакомых с детских лет:

Каре, трибуны и парад,

Кюри, каро, кабриолет.

Немного солнышка - Саган,

В аорте шум - симптом Мюссе,

Жорж Санд - Аврора Дюдеван,

Памфлет, куплет, роман, эссе,

Атос, Партос, бульвар, бордели,

Открытый взорам писсуар,

Моне и «завтрак на пленэре»

В велюре красный будуар,

Тулуз Лотрек, Бальзак, Гобсек,

Ван Гог - отрезанное ухо,

За сына мстившая старуха

У Мериме и велотрек.

Все мне так близко, так знакомо.

Пусти в Париж - я буду дома!

 

Пленил Гюи де Мопассан:

Каприз, конфуз, плохая шутка!

Унижен прусский офицер,

Он - комендант и кавалер!

И, вдруг, отвергла проститутка.

 

Альянс: Миледи - Кардинал,

Свеча бросает тень на фрески.

Назавтра бал, но где подвески?

Готов изысканный скандал,

Но жив отважный шевалье,

Бежит опасным коридором.

Успел! И вздрогнул Ришелье,

Когда в подвесках и колье,

Вошла Она, играя взором.

 

Такой затейливый багаж

Понятий детских о Париже

Я нес и знал как «Отче наш»,

Где Сен-Жермен, а где Пассаж.

Ну что ж, рассмотрим все поближе.

 

И вот я здесь, я постарел.

Со мной случилась перемена.

Теперь я знаю: адюльтер

Гораздо проще, чем измена.

 

Вот старый импрессионист

Асфальт марает между делом,

А этот просто трансвестит

С мужским лицом и женским делом.

 

Я в Шапито и очень рад.

Струной натянутый канат.

Жонглер неплох, но где кураж?

Чтоб замер зал и вздрогнул аж,

Когда б он, падая притворно,

Сумел поймать кольцо проворно.

 

Жуир, гуляка и транжира

Париж! Ты пахнешь и цветешь

И все же многим не до жира:

Бродяг и нищих не сочтешь.

 

Хемингуэй писал про праздник,

Я ж не нашел его пока.

Наверно, пьяный был проказник -

Оставь в покое старика -

Сказал я сам себе, стесняясь.

Сморозил чушь, пардон, я каюсь.

 

О! Вечный спутник ожиданья!

Томился, ждал и, наконец,

В награду - разочарованье,

Такими нас создал Творец.

 

Разочарован, околдован,

Да, я отвык от слов таких.

Обманут, втянут, арестован,

Уволен, принят, аттестован -

Вот круг понятий дорогих.

 

Налоги-штойеры, кредиты,

Каков мотор - таков доход,

Антраги, шайны, марки, миты,

Кто с кем, когда и как живет,

Кто с кем развелся, кто женился,

А кто в Россию возвратился.

 

Гид про войну, про галльский дух.

Я ж констатировал, грустя,

Что ровно через три недели:

«Не десять», «двадцать лет спустя» -

В Париже немцы устриц ели,

И этого забыть нельзя.

 

Но был же Сент-Экзюпери?

И был очаг сопротивленья,

Как глупо, сделав обобщенье,

Стать в позу, что ни говори.

 

«Все, что в Париже вкус голодный».

Смакую Пушкинский сонет:

«Для роскоши, для неги томной»,

Да, вот извольте: «камамберт» –

«Он чувств изнеженных отрада»,

Чем выше сорт, тем толще плесень,

А мне на дух его не надо,

Мне этот сыр не интересен.

 

Вот стойка, тут творил Додэ,

Он зарифмуется с биде -

Тут я заметил машинально,

И прочь ушел от гида тайно.

Я точно знал, куда идти,

И с группой мне не по пути.

Я не полез на тело башни.

Простит Эфель, потом зайду.

Пусть с ней весь мир заводит шашни,

Мне не досуг, куда бреду?

На красный свет, едва не сбили.

Затор! Гудят автомобили.

 

Фонтан, шарманщик с кокаду,

Отели, дамы на панели.

Париж! Я к Бунину иду!

Вам не понять, вы все при деле!

 

Замедлил шаг, прошел в ограду,

А Он, как будто ждал меня,

Надгробный камень, как награду

Мне показал, к себе маня.

 

Какой волшебный светлый праздник!

И я волненья не таю,

Невозвращенец и отказник,

Как перед Господом стою.

Ему в венок шипы, не розы,

И на Голгофу повели,

Тебе ж Россию без наркоза,

Как пуповину отсекли.

 

Сгустилась синь, закат, алея,

Пошел к себе за облака,

Уснули темные аллеи,

А я, смутившийся слегка,

Себя корил: и в самом деле

Средь суеты и маяты,

Как я забыл купить в отеле

И принести тебе цветы?

 

Гвоздики - символ демонстраций

Не принесу, я не люблю,

Когда цветок под гром оваций

К тем, кто убил и рад стараться,

В петлицу лезет, как в петлю.

 

Не подошли б к моменту калы

Для панихиды те цветы.

Подснежник, снег согревший талый,

Согрей и нас! Но где же ты?

 

Ушла весна, суха дорога,

Июль давно уже в пути.

Ты дай мне времени немного,

Я точно знаю, что найти!

 

Я отыщу тебе на воле,

Где летний зной и мотыльки,

Кусочки неба в чистом поле

Цветы России - васильки.